Почему Fact Checking от Google – штука не только бесполезная, но и вредная

Проверка фактов – молодая дисциплина, недавно отделившаяся от журналистики. Началось все в 2008 году, когда был запущен сервис PolitiFact журналистом Биллом Эдейром. Он занимался анализом политических заявлений во время президентских выборов США, за что в следующем году был удостоен Пулитцеровской премии.

С тех пор ситуация с правдивостью и достоверностью информации только ухудшилась. Объем опубликованных данных, согласно исследованиям Seagate и IDC, ежегодно увеличивается вдвое. B далеко не все они соответствуют истине.

Искажения действительности в журналистских материалах привлекло внимание во время предвыборной гонки 2016 года в США, когда количество махинаций, ангажированности и подтасовок достигло гигантских масштабов. И на этой волне Google решил внедрить в сервис Google News систему проверки фактов. Корпорация подключила к этой задаче Duke Reporters' Lab – организацию на базе Дюксого университета в Дареме. Возглавляет ее Билл Эдейр.

Как работает Fact Checking от Google

Формально сама компания никакого отношения к проверке фактов не имеет. Всю работу, связанную с выяснением истинности данных, берет на себя Duke Reporters' Lab. Поисковый гигант же только добавляет в результаты выдачи соответствующий сниппет, в котором указаны итоги проверки.

В базу организации Билла Эдейра входит 115 сайтов СМИ, которые признаются доверенными источниками информации и могут выносить решение об истинности или ложности того или иного факта. Критерии, которым должно соответствовать медиа, чтобы попасть в список:

  • Всестороннее рассмотрение фактов.
  • Исследование каждого элемента и заявления в тексте.
  • Контроль предвыборных обещаний.
  • Раскрытие источников и методов исследований.
  • Раскрытие источников финансирования.

При вынесении вердикта о конкретной статье или новости исследовали используют методику, уже применявшуюся во времена PolitiFact. Из текста выделяются факты, по каждому из них проводится проверка, после чего принимается решение, насколько правдив журналистский материал. На сайте публикуется небольшой отчет о проделанной работе. В нем содержатся выдержки из статьи, а также краткие комментарии об истинности или ложности этих данных.

Google обрабатывает эту информацию и выводит «среднюю температуру по больнице», которая и приводит к появлению около ссылки на текст метки «Правда» или «Ложь». Кликнув по ней, пользователь сможет ознакомиться, какие факты проверяли СМИ из Duke Reporters' Lab.

В чем проблема?

Нетрудно заметить, что вся система – это «черный ящик». Входящая информация в виде журналистского материала попадает в доверенное СМИ, там она неким образом обрабатывается (обрабатывается ли?), после чего мы видим результат этой обработки.

Соответственно, теряются все аналитические данные. Кем были проверены факты? На основании чего принято решение об их истинности? Кто источники проверки? Можно ли им доверять? На эти вопросы fact-checking от Google ответа не дает. Нам предлагается лишь принять как должное то, что проверка информации участниками Duke Reporters' Lab – истина в последней инстанции.

Отсюда вытекает вторая проблема – «контроль контролирующих». Люди, занятые проверкой фактов – это обычные журналисты, не имеющие ни специального образования, ни какой-то специфической социальной роли и задачи. Они используют те же самые инструменты и руководствуются теми же самыми принципами, что и их коллеги из других изданий.

Полноценное журналистское расследование – долгий и масштабный проект. Недостаточно получить информацию от двух источников. Необходимо убедиться, что они действительно независимы, как от участников конфликта, так и друг от друга. Важно установить, могли ли в принципе эти люди представить те сведения, которые они сообщают. И только после этого опубликовать собранную информацию.

Конкуренция с социальными сетями и независимыми блогерами, которые не обременены журналистскими принципами, приводит к тому, что эти нормы зачастую игнорируются. В погоне за оперативностью публикаций СМИ все меньше внимания уделяют полной проверке фактов.

Делают ли это вместо журналистов фактчекеры? Нет, они только выносят решение о том, истинно или ложно заявление в тексте. То, мог ли в принципе автор статьи получить доступ к подобным сведениям, их не интересует.

И на этом проблемы не заканчиваются:

  • Однозначная оценка искажает восприятие текста. Когда статья выходит с пометкой «истина», вся информация в ней будет восприниматься как соответствующая действительности. Верно и обратное: ярлык «ложь» делает для читателя все факты в тексте недостоверными, хотя далеко не все они могут быть ошибочными. Да, есть подробные отчеты по всей фактуре, но какой процент их прочитает?
  • Не оцениваются выводы и эмоциональная окраска. Одни и те же цифры могут быть преподнесены по-разному. В этом случае сам факт не имеет решающего значения, статья все равно внушает читателю ошибочное и ангажированное мнение. Пометка «правда» только усилит этот эффект.
  • Не все факты можно проверить и трактовать однозначно. Это могут быть провокационные высказывания, частные мнения. Такие вещи должны отмечаться отдельно.
  • Непонятно, что послужило причиной ошибки: намеренная подтасовка фактов, заблуждение или банальная опечатка.
  • Коммерческая деятельность участников Duke Reporters' Lab. Почти все они – представители медиабизнеса, цель которых – зарабатывать. А значит, нет гарантий, что индустрия проверки фактов не превратится в продажу положительных или отрицательных оценок и будет независима от мнения рекламодателей и владельцев СМИ.

Что в итоге?

Fact Checking от Google не только не способен гарантированно отфильтровать недостоверную информацию, но и зачастую оказывается на руку манипуляторам и пропагандистам. Сейчас сервис представляет собой крайне закрытую систему с непонятным принципом выставления оценок. Очень скоро представители СМИ смогут формулировать свои мысли таким образом, чтобы их тексты проходили формальную проверку наблюдателями, и получать от пометки «правда» еще больший эффект искажения действительности.

При этом сторонняя оценка информации отучает читателей думать и самостоятельно анализировать предлагаемые факты. Можно сколько угодно ссылаться на то, что сниппеты в Google – не руководство, и при желании на них можно не обращать внимания. Но регулярное созерцание пометок «правда» и «ложь» невольно повлияет на отношение к тексту даже у самого стойкого к внушению человека. Люди же, подверженные эффекту толпы, будут доверять оценкам Google безоговорочно. А поисковик не предоставит им никакой информации, на основании которой это доверие можно строить.

По итогу поисковая выдача рискует в скором времени превратится в филиал оруэлловского Министерства Правды, доступ к управлению которым будет иметь лишь небольшой круг привилегированных коммерческих организаций.

Какие могли бы быть альтернативы:

  1. Проверка фактов мнением большинства. Системы вроде Web of Trust доказали, что способны достаточно точно определять уровень доверия пользователей к сайту. К сожалению, это применимо в большей степени к крупным посещаемым площадкам. Новым ресурсам приходится долго дожидаться оценок, и во многом они снова же могут зависеть от мнения одного-двух человек с высокой репутацией в системе.
  2. Возможность отключения принудительного фактчекинга и выбора собственного списка доверенных источников. Например, если читатель не разделяет позицию BBC в освещении новостей, он может просто не учитывать их мнение при проверке фактов. Частое отключение какого-либо СМИ из списка доверенных дополнительно даст Duke Reporters' Lab повод усомниться в его объективности.
  3. Создание действительно независимой некоммерческой структуры, в которой проверкой фактов будут заниматься специально обученные работники, а в случае превышения полномочий – нести ответственность, закрепленную на законодательном уровне. Этакий аналог полиции IRL.
  4. Машинный анализ. Пожалуй, наиболее надежный и непредвзятый способ, который, увы, в ближайшем будущем в полноценном виде вряд ли появится. Семантическое распознавание даже простенького текста – непростая задача для программного алгоритма, а проверка фактуры и эмоциональной окраски журналистской статьи – и вовсе невыполнимая с нынешним уровнем развития технологий.

Пока этого ничего нет, остается только одно: полагаться прежде всего на собственную голову и не доверять слепо источнику, который не может представить убедительные доказательства проделанной работы. Разум победит.

Понравился текст? Расскажите о нем другим!